Радио «Эхо Москвы», 16.11.2014 (Ксения Ларина), «Дифирамб»

К. Ларина: …Я тут, конечно, небольшой знаток, но мне представляется аналогия авторской песни, которая нигде в мире…

С. Намин: А что это?

К. Ларина: Тоже не очень понятно, что это такое.

С. Намин: Вы знаете, я вообще не знаю, что это за слово. В авторской песне я знаю несколько человек всего.

К. Ларина: Ну, Визбор, Высоцкий.

С. Намин: Мне ближе всего, конечно, Окуджава, Высоцкий и Галич. Вот эти три фамилии для меня совсем… Я на Окуджаве воспитывался, потому что его папа мой обожал и всё время слушал. И я тоже знаю наизусть его.

К. Ларина: Так они там звёзды, что ли, были? Нет, конечно. Это для эмигрантской публики исключительно.

С. Намин: Это всё-таки другая история. Это другая история. Совершенно необязательно быть звёздами везде. Но есть жанр, который международный – например, поп и рок. Это международный жанр. А есть, например, шансон французский, который не международный жанр, и он тоже популярен.

К. Ларина: Или он превращается в шансон, который здесь у нас.

С. Намин: Нет, не надо вот унижать французскую музыку. Я сейчас имею в виду, что во Франции шансон – тоже во всём мире не популярен. А кантри в Америке – тоже во всём мире не популярен. Поэтому есть жанры, которые не претендуют на популярность в мире. А есть, как рок-музыка или поп-музыка – она обязана быть популярной во всём мире. Или она мишпуха. Поэтому вот это интересно.

К. Ларина: А почему, интересно, у нас не получилось? А вот «Парк Горького», который пытался завоевать весь мир?

С. Намин: Это я делал эксперименты. Это другая история. Это я специально сделал такую экспортную группу.