Воспоминания участников группы и очевидцев

Письмо Денниса Берарди (Dennis Berardi), американского менеджера группы «Парк Горького»

Я, Деннис Берарди, владелец «Берарди-Томас Энтертэйнмент Инк.», которая осуществляла музыкальный менеджмент группы «Парк Горького» в США с 1988 по 1990 год, включая запись одноименного студийного альбома группы (наименование: «Gorky Park / Парк Горького», дата выхода 1989 г., страна выхода: США, генеральный продюсер: Стас Намин, менеджмент: «Берарди-Томас Энтертэйнмент Инк.»).

Изначально первые демо записи песен, которые в дальнейшем вошли в альбом («Bang», «Try to Find Me», «Hit Me with the News», «Sometimes at Night», «Peace in our Time», «My Generation», «Within Your Eyes», «Child of the Wind», «Fortress», «Danger», «Action»), были созданы по инициативе Стасом Наминым в его студии SNC в парке Горького в Москве. Затем Стас инициировал и организовал записи фонограмм этих песен в США. Все поездки группы «Парк Горького» в США, в том числе в 1989 году, запись альбома в 1989 году в США, пребывание группы на территории США, оформление выездных документов и виз, – все это осуществлялось по инициативе и оплачивалось за счет Стаса Намина.

Стас Намин придумал название «Парк Горького» в 1986 г во время гастролей проекта «Дитя Мира» и его группы «Цветы» в США. Он рассказал мне тогда, что хочет собрать группу для американского рынка, и ему пришла идея названия группы по аналогии с известной книгой и фильмом «Парк Горького», о котором ему рассказала Йоко Оно, вдова Джона Леннона, у которой он был в гостях в сентябре 1986 года после пресс-конференции в Хард-рок-кафе в Нью-Йорке. Стас сказал мне, что хочет так назвать свою новую группу еще и потому, что центральный парк Москвы – парк имени Горького будет местом рождения группы, так как база его группы «Цветы» находилась в парке Горького, и новая группа будет рождаться на этой базе и на основе музыкантов, работающих в группе «Цветы». Таким образом, группа «Парк Горького» родилась в Центре Стаса Намина (SNC), расположенном на территории Парка культуры и отдыха имени Горького в Москве. В результате двухлетней работы Стас Намин в качестве создателя группы и генерального продюсера собрал музыкантов, разработал имидж своей новой группы, определил ее стиль и репертуар и создал демо-записи на своей студии в SNC. Поскольку репертуар коллектива предназначался для иностранной публики, «Парк Горького» пел по-английски и назывался GP Gorky Park. Стасу Намину пришла в голову идея изобразить эти буквы в виде серпа и молота, определив тем самым происхождение группы – Советский Союз. А затем дизайнер Павел Шегерян графически воплотил идею Стаса Намина на бумаге. Тогда же, в конце октября 1986 года, Стас прислал мне факс с карандашным эскизом логотипа GP в виде серпа и молота и шрифтом, которые потом легли в основу всех плакатов группы и обложки альбома «Gorky Park». Я постоянно работал с Полиграм Рекордз по проекту Парка Горького и подтверждаю, что надпись на обложке альбома «G.P. дизайн логотипа: Юрий Балашов» была сделана по ошибке, так как Юрий Балашов в 1989 г. создал один из постеров группы «Парк Горького» и использовал в нем уже существующий к тому времени логотип GP. Не уточнив авторства, дизайнеры альбома написали его как автора логотипа. Идея логотипа в виде букв «GP», стилизованных под серп и молот, принадлежала Стасу Намину (создателю и продюсеру группы «Парк Горького»).

С первой нашей встречи мы со Стасом стали друзьями, и я ему помогал с продвижением его проекта «Парк Горького». В декабре 1988 г. Стас пригласил в Москву президента компании «ЮЭс ПолиГрам Рекордс» (US Polygram Records) и группу «Бон Джови» (Bon Jovi). Тогда же Стас подписал контракт с Полиграм Рекордз. А Бон Джови по просьбе Стаса написали специально для группы «Парк Горького» песню Peace in Our Time. В августе 1989 года Стас вместе с Доком Макги, менеджером Бон Джови и других групп, организовал рок-фестиваль в Лужниках, в котором предоставил возможность выступить и своей группе «Парк Горького» вместе с мировыми звездами. Фестиваль транслировался по телеканалу MTV на 59 стран мира. В результате группа отправилась в Америку, записала свой первый альбом, а их песни попали в хит-парады. Группа «Парк Горького» стала популярной во всем мире.

Я знаю все это, так как познакомился со Стасом Наминым в сентябре 1986 г. на его пресс-конференции в Хард-Рок-Кафе в Нью-Йорке, после этого постоянно поддерживал с ним связь и помогал ему, предоставляя музыкантам его Центра гитары КРАМЕР, так как я был тогда президентом этой компании. На моих инструментах играли группа «Бригада С» и другие группы Центра Стаса, а также музыканты группы «Парк Горького». Собрав группу «Парк Горького» в 1987 году и сделав первые демонстрационные записи, Стас предложил мне стать ее менеджером, но я согласился на его предложение только осенью 1988 года и помогал ему организовать записи в Америке и все с этим связанное. Мы создали Советско-американское предприятие «Станбет Энтертейнмент» (Стас Намин/Берарди/Томас) для развития группы «Парк Горького», а также придумали и выпустили на фирме Крамер гитару в форме балалайки. Стас, также работая вплотную с Полиграм Рекордз, определял на какие песни снять видео клипы и выбирал режиссеров для съемок. Я работал с проектом «Парк Горького» до середины 1990 года. А после того, как мы организовали их первые гастроли по США, они неожиданно исчезли и перестали контактировать.

Когда в 1990 году группа фактически распалась, с ней естественно прервала контракт и фирма «Полиграм Рекордз». На этом американская карьера группы «Парк Горького» закончилась.

Письмо написано специально для официального сайта группы «Парк горького». Заверено нотариусом штата Флорида. 2022

Интервью с Николаем Носковым, лидер-вокалистом группы «Парк Горького»

ТВЦ: Как произошла ваша встреча со Стасом Наминым? Какое впечатление он на вас произвел?

Николай Носков: Стас Намин, и всё сказано. Говорить о Стасе Намине – как о Ленине говорить. То есть можно сказать просто «Стас Намин» – и всё понятно. О нём надо долго говорить, потому что фигура такая глобальная, одиозная. Человек, любящий себя, любящий жизнь. Такой многогранный, умеет много чего и много что сделал.

Даже, я думаю, сделал то, что многие и не сделали. Поэтому что такое Стас Намин? Планета шоу-бизнеса. Хотя он к нему никакого отношения, в общем, по большому счёту не имеет. Он так, краем всё время ходит, но создает великие вещи. Поэтому что Стас Намин? Стас Намин – это всё.

Он вдохновитель. Он музыкант и фотограф, художник, одним словом, т.е. многогранный человек. А в «Парке Горького» он сыграл ключевую роль как менеджер, продюсер, скажем так, и все остальное.

ТВЦ: А гастроли по Америке? Есть там его заслуга?

Николай Носков: Вообще поездка в Америку без Стаса, я думаю, вряд ли получилась бы. Потому что только-только открылись ворота туда. И в общем-то в нашей стране в то время человека, который мог что-то сделать в Америке, просто не было. Поэтому Стас был единственной фигурой, которая на тот момент могла сделать такую вещь, как собрать и, скажем так, сменеджировать, что ли, музыку группы «Парка Горького».

Он постоянно контролировал процесс: как пишется, что пишется. Это фигура, которая всё время была рядом.

«Аргументы недели», № 30(572) от 03.08.2017, № 31(573) от 10.08.2017.

(Из расшифровки материалов, снятых для документального фильма «Цветомузыка Стаса Намина», ТК ТВЦ, 16.11.2011 г.)

Интервью с Александром Маршалом, бас-гитаристом группы «Парк Горького» (работал в Группе Стаса Намина с 1983 по 1987 г.)

ТВЦ: Александр, как появилась идея создания группы «Парк Горького»?

Александр Маршал: Ой, так давно было… Но идея, наверное, пришла… я когда пришел в группу, уже название было. Пришла, наверное, Стасу…

ТВЦ: Скажите, а все-таки, чья главная заслуга этого проекта, то, что он вышел?

Александр Маршал: Стаса, конечно. Это он, в общем-то, был выездной человек, мог поехать в Соединенные Штаты и он собственно познакомился с нашим будущим менеджером. И Дик Эшер такой был там, глава компании «Polygram Records», который впоследствии по приглашению Стаса приехал сюда с Джоном Бон Джови. В этом самом помещении, которое сейчас перестроено, тогда мы здесь и играли первый такой небольшой концерт для них. Они просто были в шоке. Для нас был показатель, когда Джон Бон Джови подошел к нам после того, как мы сыграли, и говорит: «Вы что под фонограмму играли?»…

…Во-первых, начнем с того, что мы начинали вот здесь в SNC, в этом парке, в этом театре, в этой студии. Первую демозапись сделали здесь, где стоял пульт, магнитофон. Все это было сделано здесь. То есть я при самом начале, при самом зарождении, так сказать, я не присутствовал… Но Стас он вдохновитель, конечно. А потом, я не знаю, если б он не смог… я не знаю, чем бы это все закончилось…

ТВЦ: А Стас он участвовал в аранжировках, записи?

Александр Маршал: Нет, он не участвовал непосредственно прямо в аранжировках. Мы это делали сами. Но он слушал и давал какие-то советы… Стас нашел людей, которые написали тексты. Ведь это же нужно было, не зная языка, написать стихи по-английски. А как это сделать? Но Стас-то знает язык. Поэтому это все происходило как-то вот так. С его стороны было очень много вещей, благодаря которым «Парк Горького» стал тем, кем он стал, собственно говоря…

ТВЦ: А когда вас Стас включил в фестиваль в Лужниках, с кем вы тогда на сцене на одной оказались?

Александр Маршал: Но вы же знаете, наверное, там было очень много звезд такой величины, о которых можно было… Я, например, никогда не думал, что я когда-то буду лететь в самолете рядом с Оззи Осборном, который сидит, его колотит. Он видимо был с устатку какого-то. И жалко, что я тогда не знал язык достаточно, знал какие-то слова. Приходилось объясняться очень тяжело. Но Джон Бон Джови, Мотли Крю, Синдерелла, все самые топовые группы того времени, Scorpions. И мы летели в одном самолете и, в общем для нас это было какое-то… В общем я вспоминаю свое состояние, это было какая-то прострация такая. Я находился не в себе, находился где-то. То есть все было так, как будто дали кувалдой по голове…

ТВЦ: А что потом произошло? Я так понимаю, кто-то из музыкантов уехал, а часть осталась в Америке, да? Решили не возвращаться?

Александр Маршал: Уехал Коля Носков. Поработав там год, по-моему, он уехал. У них с Лешей произошли там какие-то вещи, которые нам до сих пор неведомы. Уехал Коля, а мы все решили, честно говоря, я не хотел возвращаться в Советский Союз, потому что как же так, на полпути бросать как-то так не хотелось. И мы решили, что мы останемся. Думали, что может быть мы возьмем англоязычного певца, но тогда это уже будет не русская группа, т.е. теряется шарм некий такой, загадка, интрига. И мне пришлось, так на меня посмотрели и пришлось через боль в горле, через срывы связок пришлось наработать этот вокал, который вы слышали впоследствии в пластинке «Moscow Calling» и т.д. Это все было приобретено с огромным трудом и с болью…

ТВЦ: Да, а Стас-то как? Вы как-то не думали, может быть все-таки со Стасом?

Александр Маршал: Дело в том, что Стас-то был уже в России, а мы-то остались там. Он нам говорил: «Приезжайте». Мы не хотели ехать обратно. Вот в чем дело. Мы не хотели ехать в Россию. Мы могли бы взять приехать, поехать в тур по России. Было бы здорово. Но мы просто хотели там остаться. Единственное, что и произошло, собственно говоря.

«Аргументы недели», № 30(572) от 03.08.2017, № 31(573) от 10.08.2017.

(Из расшифровки материалов, снятых для документального фильма «Цветомузыка Стаса Намина», ТК ТВЦ, 16.11.2011 г.)

Интервью с Сергеем Мазаевым, лидер-вокалистом группы «Моральный кодекс»

ТВЦ: По поводу «Парка Горького» пару слов скажите. Насколько Стас человек ранимый, насколько сильно он переживал ту ситуацию?

Сергей Мазаев: Ну, Вы знаете, он свои горести никогда не выпячивал наружу, либо я не был его таким семейно-близким человеком. Но я знаю, когда свое собственное детище и когда тебя в общем-то так опрокидывают люди, которых ты с руки кормил… Конечно, для него это было наверняка неприятно. Но, собственно, эта группа и не поимела никакого успеха, другого. 

Потому что построено это было чисто на продюсинге и на менеджменте Стаса Намина, на его отношениях с Денисом Берарди и Доком Маги, как он там смог договориться. И понимал это только Коля Носков, собственно, настоящий великий певец наш. И вы сегодня просто можете посмотреть, что происходит – кто где. Кто где находится, вот вам время – лучший показатель. Вот вам и все.

«Аргументы недели», № 30(572) от 03.08.2017, № 31(573) от 10.08.2017.

(Из расшифровки материалов, снятых для документального фильма «Цветомузыка Стаса Намина», ТК ТВЦ, 16.11.2011 г.)

Интервью с Александром Соличем, гитаристом группы «Моральный кодекс» (работал в Группе Стаса Намина с 1983-го по 1988 г.)

Александр Солич: Стас собрал группу, назвал «Парк Горького». Это было 25 лет назад. Мне сложно вспоминать сам процесс. Мы стали репетировать с «Лигой блюза». Он все силы крепил, как я понял, на группе «Парк Горького», стал как-то на них больше времени тратить. А вы мол, ребята, сами занимайтесь, сами делайте, как считаете нужным, возможным. Группа Стаса Намина как-то растеклась по трем группам сразу: «Лига блюза» с Вороновым и Арутюновым, «Парк Горького» с Носковым, Маршалом и Беловым и «Цветы» с Лосевым, Петровским, Горьковым и др. …

ТВЦ: А как он музыкантов подбирал в группу «Парк Горького»? Состав как сложился?

Александр Солич: Да, кстати, он мне тоже предлагал как-то в одно время. Потом решил, что лучше Маршал подойдет, потому что он еще поющий…

Название «Парк Горького» придумал Стас Намин. И это логично, потому что в «Парке Горького» и центр Стаса Намина находится, и фильм был «Gorky Park» популярный. Так что все это организовал и придумал Стас Намин, и собрал людей тоже. Вот это я хорошо помню…

Из расшифровки материалов, снятых для документального фильма «Цветомузыка Стаса Намина», ТК ТВЦ, 16.11.2011 г.

Интервью с Дмитрием Ревякиным, лидером группы «Калинов мост»

Когда впервые мы познакомились со Стасом, то здесь, на студии SNC, репетировала группа «Парк Горького» и много было оборудования – это все так впечатляло. Этот грандиозный проект «Парк Горького», который Стас задумал и который здесь пестовал и шлифовал и работал вместе с музыкантами, – это, конечно, все происходило в том числе и на моих глазах, потому что в студию было невозможно зайти – там постоянно сидел «Парк Горького».

И другие музыканты были, просто для них не находилось время. Это продолжалось достаточно долгое время.

Я помню, когда мы первый раз… Стас нас завел в студию. Это апрель 88-го года, и мы увидели барабанщика, который усиленно занимался – вокруг было оборудование страшное, там, для нас – мы никогда такого не видели. И это, конечно, очень серьезно впечатлило. Они занимались, занимались, а потом раз – и улетели в Америку. Я даже не знаю, дали они здесь концерты или нет.

Когда мы уже всерьез появились в Москве для работы в Центре в конце лета 1988 года, то студия тоже продолжала работать, и «Парк Горького» очень так это мощно и настойчиво репетировала. Нам тоже выделили помещение. В Центре было огромное количество групп – все репетировали, у всех было свое время, и порой это напоминало такую сказку, то ли фантасмагорию, то есть это кто как воспринимает это. И сейчас, по прошествии лет, конечно, я понимаю, что это действительно было волшебство и сказка, чтобы столько много музыкантов общались, учились друг у друга, подсказывали друг другу, ходили на концерты, делились струнами – все это было в Центре Стаса Намина.

Репетировал и записывал демо «Парк Горького», и потом студийное оборудование это все исчезло, которое было, и немножко все застопорилось. То есть, насколько я знаю, Виталий Богданов, который ставил оборудование для записи, потерял интерес к этому проекту, и оборудование исчезло. Но через какое-то время Стас сам восстановил студию и договорился с Фрэнком Заппой, и Фрэнк Заппа отправил в Москву огромный пульт. Почему я это говорю так уверенно, потому что лично я этот пульт тяжелющий, нас было не знаю сколько человек, мы его затаскивали вот в это помещение. И на этом пульте было записано много, много пластинок – только «Калинов Мост» записал три работы.

Из расшифровки интервью для фильма «Центр Стаса Намина — 30 лет»

Интервью с Юрием Горьковым, бас-гитарист в группе Стаса Намина «Цветы»

Когда мы вернулись из Японии и начали здесь репетировать, Стас снял две комнаты небольших, вот и в тот момент, это я тоже хорошо помню, Стас начал собирать кардинально группу, которую сам назвал «Парк Горького». После этого почему-то очень многие претендовали на то, что это они придумали, в том числе Алекс Белов, в миру Леша.

Ну, все репетировали на нашей аппаратуре. Если говорить о музыкантах «Парка Горького», Саша Яненков – Стас его назвал «Ян» Яненков, но когда «Ян» Яненков – для меня это смешно всегда было. Саша Львов, который потом стал барабанщиком в «Парке Горького», у нас работал звукорежиссером. Леша Белов, который…

Мы с ним дружили еще со времен «Надежды», который просто тогда был не у дел, мягко сказано, и я его приводил к нам на репетиции. Он сидел, просто слушал, приносил свою гитару самодельную. В 83-м, зимой где-то, вот, Леша жил на Профсоюзной и приезжал ко мне домой. Ну, мы дружили, и Леша говорит: «Ты куда?» – говорю: «На репетицию», ну он говорит: «Ну возьми меня с собой». Я брал Лешу. Леша сидел со своей гитарой, пока у нас был там кофе-брейк, он включал что-то, наигрывал, но в итоге, надо отдать ему должное, он сделал несколько аранжировок, на мой взгляд, вполне удачных, на несколько песен. Стас, естественно, присутствовал на репетициях и видел Лешу, слышал Лешу, потом послушал те песни… аранжировки, которые Леша сделал. Стасу все это понравилось, вот, и так Леша стал, как бы не то чтобы приходить на репетиции, а просто уже почти как членом команды стал.

И в это время как раз Стас задумал делать группу «Парк Горького», то есть, насколько я понимаю, это была такая мысль – сделать супергруппу. Просто чтобы был звук супер, чтобы играли супер, пели супер, чтобы не было такой ни одной группы еще, именно по профессионализму, по всему остальному, по качеству – вот так бы сказал. И вот на основании всего этого Стас принял веское решение пригласить Лешу как соло-гитариста в группу «Парк Горького». На мой взгляд, это очень удачный был выбор, просто в десятку. И к этому, естественно, сразу Сашка Яненков – Ян Яненков присоединился. Он со мной разговаривал. Говорит: «Стас меня в „Парк Горького“ зовет, а я не знаю что делать. А вдруг они завтра развалятся, и куда? Он же меня назад в „Цветы“ не возьмет». Я говорю: «Ну ладно, не возьмет. Возьмет, конечно». И Ян очень долго, до смешного, сопротивлялся. Он хотел на двух стульях посидеть, но так, как правило, не получается. Все равно он пошел в «Парк Горького» – все. И началась у него другая жизнь немножко. Потом был, значит, Саша Львов, который у нас был звукооператором, оказывается, был барабанщиком «до революции» – тут его взяли, он быстро вспомнил, где какой барабан находится, начал играть. Стас приглашает на бас-гитару Сашу Минькова, почему-то он вдруг внезапно стал «Маршалом» – с какого перепуга, никто до сих пор понять не может. И вокалистом пригласили Колю Носкова.

Из расшифровки интервью для фильма «Центр Стаса Намина — 30 лет»

Песня «Я не сдаюсь», группа Стаса Намина «Цветы» (Ю.Горьков — бас-гитара, вокал; С.Воронов — гитара; Я.Яненков — гитара) Олимпийская деревня, 1988

Интервью с Владиславом Петровским, клавишником в Группе Стаса Намина «Цветы», 1976–1989

ТВЦ: Группа «Парк Горького» – это самостоятельно собравшийся ансамбль или все-таки авторский проект, созданный продюсером?

Владислав Петровский: Конечно, это все Стас.

Во-первых, что такое «Парк Горького». «Парк Горького» – это наша вторая половинка. В 85-м, по-моему, году к нам пришла бывшая группа «Москва».

Это Белов, который у нас работал в «Цветах», но на сцену не выходил, а только сидел в студии, а потом Стас позвал Носкова для «Парка Горького». Они раньше играли в группе «Москва». Они потом что-то копошились-копошились, в общем, играли-играли и ни до чего не доиграли. Записали пару треков к фильмам. И, в общем-то, работать же надо дальше, что-то делать.

В результате они попали к нам двое, Носков, Белов, Стас взял их в свой новый проект «Парк Горького», и практически они работали у нас. Числились с трудовыми книжками в группе Стаса Намина. Значит, А. Маршал у нас раньше в «Цветах» играл 3 года уже. И пел, и играл на басу. Львов у нас в «Цветах» просто за пультом сидел, как звукоинженер. Яненков тоже уже несколько лет как играл в «Цветах» на гитаре. И Стас сделал параллельно с группой Стаса Намина отдельный сольный проект, где несколько другая музыка игралась. То есть группа Стаса Намина играет такую традиционную музыку, грубо говоря, а «Парк Горького» играли современный хард-рок. Название это придумал Стас и собрал их всех. Это все Стас сделал. И то, что он в Америку их вызвал, и то, что они 2 года репетировали, сидели у нас на студии здесь. И потом фестиваль, продюсером же фестиваля в Лужниках Стас был. Я в этот момент был в Латинской Америке на гастролях с «Цветами», поэтому мы через спутник смотрели все эти концерты по MTV. Абсолютно от начала до конца, от А до Я это все делал Стас, конечно.

ТВЦ: А репетиции каким образом, где проходили?

Владислав Петровский: Здесь у нас.

ТВЦ: А чье было оборудование?

Владислав Петровский: Это все наше – «Цветов», Стаса оборудование и аппаратура. Так он их кормил и содержал – музыкантов «Парка Горького».

ТВЦ: В смысле кормил?

Владислав Петровский: Когда музыканты сидят и репетируют, им ставки не платят, а когда ездят по гастролям, то получают деньги, т.е. раньше была система тарификации. Мы получали как музыканты ставку за концерт. У нас было за отделение, и если сольный концерт, она двойная. Если отделение или сольный концерт сдали, значит, отделение плюс там какая-нибудь четвертушка за аккомпанемент какому-нибудь фокуснику или еще что-то и, считай, номер какой-то есть концертный. То есть мы получали деньги за сугубо проведенные концерты. Если мы садимся на репетиционный период, значит, никаких естественно концертов нет, никаких денег нет.

ТВЦ: А что, Стас Намин, он лично платил деньги?

Владислав Петровский: Так естественно. Кушать-то надо на что-то им было. Они же ели. А где они могли зарабатывать деньги? Конечно, он их обеспечивал и деньгами, и аппаратурой, и дальнейшим продвижением, и привез их в Америку. А если бы не было Стаса, я посмотрел бы, чем бы закончилась группа «Москва».

ТВЦ: А сколько времени репетиционный период длится?

Владислав Петровский: Где-то год или больше… Они практически, по-моему, вылезли только на этом фестивале в Лужниках и со Scorpions в Питере… Я не могу сказать, когда был первый концерт, потому что мы с «Цветами» как-то все время катались много. Там у нас были Лосев, Воронов, Солич с нами, Горьков в составе.

ТВЦ: А каким образом группе «Парк Горького» удалось выступить вместе со Scorpions в Санкт-Петербурге?

Владислав Петровский: Потому что Стас это сделал, это все его проект. И Scorpions приезжали через него. Естественно он им ставил в разогрев группу «Парк Горького», свой новый проект. Все очень просто.

Мы от центра были. Стас приглашал Scorpions. Они общаются и до сих пор. Они друзья между собой.

ТВЦ: А каким образом «Парку Горького» удалось поехать на гастроли в Америку?

Владислав Петровский: Не только на гастроли, но и по контракту. Был контракт заключен с ними. Они там еще записывали новую пластинку в Штатах. А потом произошел какой-то скандал между ними и некоторые решили остаться в Штатах, а Носков уехал со Стасом.

ТВЦ: А сами гастроли вообще каким образом были организованы?

Владислав Петровский: Стас все это дело организовывал. Ни Носков, ни Белов, ни Миньков, который Маршал.

ТВЦ: А как это удалось вообще? Как это все происходило? Что было сначала, что потом?

Владислав Петровский: Параллельно все. Нет, гастроли потом. А сначала они репетировали. Потом сделали программу в конце концов какую-то. Потом приезжали сюда разные звезды, Стас приглашал сюда Куинси Джонса, Френка Заппу, а потом Бон Джови и президента «Полиграм» Дика Эшера, и показал им «Парк Горького». Тогда после этого был контракт и их привезли в Штаты, Стас их отправил туда записываться дальше.

ТВЦ: А условия контрактов кто обговаривал конкретно? Этим всем занимался Анастас?

Владислав Петровский: Обязательно. А кто же? А вопрос остается, что вообще «Парк Горького»? Это все детище Стаса. Это его проект от начала и до конца. И музыканты были приглашены Стасом, и он подбирал их под этот проект. Поэтому это все его…

ТВЦ: И какую роль этот фестиваль сыграл, вы считаете, в судьбе «Парка Горького»?

Владислав Петровский: Фестиваль этот организовал Стас, и для «Парка Горького» это был толчок. Потому что там были только иностранные известнейшие группы. Синдерелла, Бон Джови, кого только не было. И среди них вдруг «Парк Горького». То есть все, это получается, они попадают в обойму лучших составов мира. И естественно они потом поехали в Штаты…

ТВЦ: За чей счет они поехали на гастроли?

Владислав Петровский: За счет центра, конечно. Конечно, за счет Стаса. Гастроли по Соединенным Штатам, их проживание там происходило за счет центра Стаса Намина. Естественно от Стаса шло финансирование. Конечно…

ТВЦ: Получается, вы с самого начала вы видели, как все начиналось, как сложилась группа «Парк Горького» и их международный гастрольный тур застали? Все происходило на ваших глазах?

Владислав Петровский: А как же, конечно. Я здесь практически безвылазно, сейчас скажу, с осени 75-го года. Единственное, что я в монастырь съездил. И то 90-е годы были, немножечко так, года на два. Все, а остальное все время я всегда здесь. Поэтому все, что происходило, все на моих глазах. Поэтому мне очень удивительно иногда слышать от разных людей, которые здесь когда-либо работали, такие вещи, как: «я сделал группу «Цветы» или «я сделал там «Парк Горького». Меня это очень всегда умиляет. Потому что это чистое вранье. Все это делал Стас.

Из расшифровки материалов, снятых для документального фильма «Цветомузыка Стаса Намина», ТК ТВЦ, 16.11.2011 г.

Интервью с Павлом Шегеряном, дизайнером, у которого зарегистрировано авторское право на логотип GP в виде серпа и молота

…в восемьдесят шестом году, во второй половине октября, Стас только недавно приехал из Штатов и сказал, что он хочет создать там группу, которая будет называться «Парк Горького». И что нужно сделать логотип. Мы с ним сидели, прикидывали и так и сяк, и потом он предложил эту идею – поскольку это делалось для публики не русской, и группа Gorky Park по-английски писалась – G и P так трансформировали в серп и молот. Я сделал этот логотип… 

И этот логотип потом получил распространение, и другие уже художники использовали его для рекламы группы. И в Штатах, и потом уже и сюда, в Россию перешло, в общем везде. В конечном итоге получилась марка GP и логотип Gorky Park, в основу которого был положен серп и молот. Удачная идея, хорошее воплощение. Я его отрисовал и отдал Стасу. Впоследствии его использовали другие художники, которые работали у Стаса, на всякого рода рекламной продукции для этой группы.

Из расшифровки интервью для фильма «Центр Стаса Намина — 30 лет»